• Сегодня: Четверг, Декабрь 9, 2021
  • Буьгуьн: Киши юма, 9 Карагыс айы, 2021

Важно не ослаблять идеологическую работу против религиозно-политического экстремизма

Голос Степи
Июль20/ 2020

Религиозно-политический экстремизм можно квалифицировать как религиозно-политическое движение. В этом отношении можно выделить такие ключевые признаки, как однозначно отрицательное отношение к существующей власти, стремление к власти как основная стратегическая цель деятельности, наличие идеологии формирования политической системы, программы государственного строительства, тактики борьбы, развитой пропагандистский аппарат и средства агитации.

Процесс религиозного возрождения является одной из наиболее важных глобальных тенденций общественного развития мусульманских стран в конце XX — начале XXI веков. В современных условиях возрастает роль ислама как глобального политического фактора и особое место в этом процессе занимает радикальная суннитская идеология, проявляющаяся в процессе исламского возрождения в ряде мусульманских стран и регионов. Специфический опыт религиозно-политической экстремистской интерпретации идейных доктрин ислама, его неоднозначное идеологическое и духовное влияние на мусульманский мир, политическое воздействие на ситуацию в различных, нередко немусульманских странах и регионах, особая роль в международных отношениях в целом представляет собой уникальное явление. Мощный политический потенциал религиозно-политического экстремизма, который оказывает непосредственное воздействие на религиозно-правовые институты соответствующих стран и регионов, практикует миссионерский экспансионизм, приобретающий все более агрессивный характер. Размах этого процесса и вовлеченность в него различных государств и народов делают современный религиозно-политический экстремизм влиятельным субъектом не только региональной, но и мировой политики.

Религиозно-политический экстремизм можно квалифицировать как религиозно-политическое движение. В этом отношении можно выделить такие ключевые признаки, как однозначно отрицательное отношение к существующей власти, стремление к власти как основная стратегическая цель деятельности, наличие идеологии формирования политической системы, программы государственного строительства, тактики борьбы, развитой пропагандистский аппарат и средства агитации.

Нужно признать, что религиозно-политическое экстремистское движение в России, на Северном Кавказе после 2000 года приобрело новые, специфические черты.

Основная специфика заключается в росте масштабов террористической активности не только в Чечне, но и за ее пределами. Следующая особенность — громкие теракты на транспорте и объектах инфраструктуры (метро, пригородные поезда, самолеты, трубопроводы, ЛЭП), массовые захваты заложников (Норд-Ост-2002, Беслан-2004), крупномасштабные акции устрашения против сотрудников силовых структур (нападения на Грозный и Назрань в 2004 году, Нальчик в 2005).

По преступлениям террористической и экстремистской направленности осуждено около 900 человек. К новой специфике религиозно-политического экстремистского движения на Северном Кавказе также относится создание новых группировок (джамаатов) и появление новых лидеров в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и др.

Еще одна специфика — расширение круга объектов нападений. Наряду с продолжением диверсий на экономических и коммуникационных объектах, а также нападений на военных, их террористическая деятельность приобретает характер целенаправленного физического устранения работников силовых структур, ответственных за борьбу против экстремизма и терроризма. Кроме того, подлежащими уничтожению были объявлены «идейные» враги ислама, представители официального духовенства и даже просто не мусульмане.

Другая специфика — «урбанизация» религиозно-политического экстремизма, терроризма. Теракты последних лет сторонников религиозно-политического экстремизма говорят о том, что от тактики терроризма, направленного в основном против армии, это подполье переходит к тактике городской герильи. В городском социуме они гораздо меньше зависят от поддержки местного населения (им достаточно безразличного отношения горожан), в городских условиях легче скрываться и уходить от преследования, а возможности применения огневой мощи силовыми структурами более ограничены.

В последнее время изменились и методы мобилизации религиозно-политических экстремистов. Прекращение деятельности иностранных фондов, высылка иностранных миссионеров и преподавателей существенно ограничили для экстремистов доступ к внешней поддержке. В результате контрнаступления государства радикальные исламисты лишились практически всей институциональной инфраструктуры (контролировавшихся ими мечетей, медресе, СМИ). Масштабы религиозно-политической экстремистской пропаганды сократились. В большинстве случаев она стала ограничиваться распространением отдельных брошюр, листовок и аудио- видеокассет, дисков. В то же время, пропагандистские материалы стали активно распространяться через интернет-сайты, прежде всего «Кавказ-центр», «Джамаат Шариат» и др. Главным методом религиозно-политической мобилизации стала индивидуальная обработка потенциальных сторонников, особенно среди молодежи.

За последние 15 лет государственные и муниципальные органы власти, институты гражданского общества, правоохранительные органы России, особенно северокавказского региона, накопили большой положительный опыт противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму. Большую работу по идеологическому противодействию экстремизму и терроризму в регионе ведут представители религиозных организаций, ученые, представители различных партий и общественных объединений. В субъектах ЮФО действуют Антитеррористические комиссии, в администрациях городов и районов многих республик Северного Кавказа работают комиссии по противодействию религиозно-политическому экстремизму и терроризму. На территории северокавказского региона по мере возможности контролируется реализация печатной, аудио- видео-продукции, способствующей активизации идеологии религиозно-политического экстремизма и терроризма.

Однако, как отмечают эксперты, усилия, предпринимаемые государственными и общественными институтами в области борьбы с экстремистской деятельностью, оказываются неадекватными остроте проблем.

В современных условиях требуется комплексный подход к осуществлению противодействия религиозно-политическому экстремизму и терроризму, который включал бы в себя меры регулирующего, запретительного и профилактического характера. Как показывает анализ международного и национального опыта по противодействию религиозно-политическому экстремизму и терроризму, наиболее эффективными в этой области мерами являются совершенствование правовой базы, укрепление и совершенствование деятельности спецслужб, усиление борьбы с финансированием религиозно-политического экстремизма и терроризма, а также активизация разъяснительной и пропагандистско-идеологической работы.

Важно не ослаблять идеологическую работу против религиозно-политического экстремизма, активнее привлекать к этой работе органы государственной власти, местного самоуправления, общественность, ученых, деятелей культуры, мусульманское духовенство, педагогические коллективы, представителей правоохранительных органов.

Солтанат Аджатаева, юрисконсульт,

капитан внутренней службы  ОМВД России по Ногайскому району Республики Дагестан.

Яндекс.Метрика